Одна вокруг света на карантине: перестрелка, конвой и пакистанская свадьба



Фото Ирины Сидоренко

71-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки Греты. На карантине в Вашингтоне путешественница впоминает поездку в столицу Белуджистана Кветту и древний пакистанский город Лахор

Бывшая сотрудница московского агентства элитной недвижимости после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку в автомобиле и в компании с собакой. О ее передвижениях в режиме реального времени можно следить в блоге Вокругсвета. В предыдущей серии Ирина пересекла границу Пакистана, проехала через пустыню с вооруженным конвоем и встретила пакистанские траки с яркими национальными узорами.

Кветта, столица пакистанской провинции Белуджистан, означает «крепость». Со всех сторон город окружен внушительными холмами и действительно похож на укрепленный форт. Его улицы славятся архитектурными памятниками, а окружающие районы — великолепными ландшафтами. Но, к сожалению, мне не удалось познакомиться с ним настолько близко, чтобы погрузиться в древнюю историю Кветты. Современная же история говорит о том, что здесь надо соблюдать предельную осторожность. Все напоминает о том, что ты находишься в регионе с высоким уровнем террористической угрозы.

За три дня, что я провела в Кветте, научилась по-солдатски быстро забираться и еще быстрее выпрыгивать из кузова конвойной машины. Без сопровождения нельзя сделать ни шагу, поездка в банк или в магазин — обязательно с вооруженной охраной. При этом меняется она до места назначения несколько раз. Например, пока мы ехали в местный банк, сменилось три экипажа, каждый состоит из трех человек: водитель и двое военных в бронежилетах и с автоматами. На последнем отрезке дороги к машине сопровождения присоединилась группа мотоциклистов, и пока я снимала деньги в банкомате, они окружили здание по периметру. Чувствую себя участницей кинофильма про боевиков, в лучших голливудских традициях. На обратной дороге автоматчики дважды вскидывали оружие, когда между мной и конвоем втискивалась чья-то машина — не специально, пробиваясь через плотный трафик. Но тут же перестраивалась в сторону, следуя знаку дула автомата.

Задержка в Кветте вызвана формальностями. Здесь я получила NOC (Non Objection Certificate) — специальный документ, который дает разрешение на проезд по Белуджистану для иностранцев. Пришлось обойти несколько кабинетов и ждать, когда нужные люди в нужном месте поставят свои подписи. Успеваю получить NOC до обеденного времени, и вроде бы могу отправляться дальше. Но в документе стоит дата следующего дня. Это значит, что надо ждать до утра.

А ночью пошел дождь, который сменился снегопадом. Под тяжестью ледяного гнета повалились деревья и прогнулись провода, асфальт превратился в кашу из снежной жижи. Дорогу заблокировали — она идет через горы, а перевал замело снегом. Это значит, что еще одни сутки я должна провести в Кветте.

Из отеля я перебралась в полицейский участок. Во-первых, чтобы сэкономить. Для иностранных туристов в городе только две гостиницы с высоким уровнем безопасности, и обе недешевые. В-вторых, чтобы сократить время коммуникации с полицией. Чтобы вызвать группу сопровождения, приходилось общаться через неторопливого менеджера отеля. А выехать я собираюсь сразу, как только представится возможность. Наконец, нет электричества и воды, а собаку в номер со мной поселить нельзя.

Поинтересоваться, как дела у российской путешественницы, задержавшейся в Кветте из-за непогоды, приехал капитан Юнус. Он немного говорит по-русски, служил в Сербии, Боснии и Герцеговине, бывал в Сьерра-Леоне и Либерии, в Судане и других африканских странах. Так что нам было о чем поговорить. Это он объяснил мне, что дорога закрыта, по-человечески успокоил и обеспечил местным телефоном и интернетом. Я несколько дней уже не выходила на связь, за меня беспокоятся близкие и друзья.

Все три ночи в Кветте я очень плохо спала. Слышала перестрелку рядом с отелем. Было страшно на физическом уровне. Появился давящий страх в животе и руки свело судорогой. Плюс еще постоянное внимание людей с оружием, неожиданная стихия и недостаток информации.

Выезжаем утром осторожно, вчерашний снег с дождем превратил асфальт в каток. На обочинах много опрокинутых машин. Дорога сложная. Сплошной туман. Я боялась, что дорогу не успели расчистить и перевал все еще может быть закрыт. Но навстречу вереницами идут груженые под завязку траки. И тогда я немного успокоилась, ведь они как-то прошли?

Как только проехали первый блок-пост, облака разошлись, туман рассеялся, открылись красивые горные пейзажи, солнце светит, дорогая сухая. Мы едем вдоль русла высохшей реки, на ее берегах растут пальмы — и все это на фоне заснеженных вершин. И опять нон-стопом до самого Лахора. Я только и успевала притормозить, чтобы приспустить окно и сказать спасибо закончившим сопровождение военным, затем набирать скорость, чтобы поспеть за следующей конвойной машиной.

В древний Лахор въезжаю после захода солнца, в самый час пик. Тысячи байков сливаются в один рычащий поток, медленно обтекающий застрявшие в пробках автомобили. Остановилась в первом попавшемся отеле, где есть охраняемая парковка, а в комнате можно разместиться с собакой. Не самые лучшие условия после нескольких дней напряженной дороги, но отдохнуть можно. Сказать что я устала — это ничего не сказать. Я сильно устала. Я выдохлась. Отмываюсь, избавляюсь от кучи песка и пыли, высыпаюсь и готовлюсь к продолжению пути, уже в спокойном режиме.

В пакистанском Лахоре я провела несколько дней, пока ждала продление визы, и время зря не теряла. Познакомилась с Анилой Рашид и ее семьей. У Анилы русско-пакистанские корни, и она с мужем Арсаланом совсем недавно вернулась в Лахор из России, в родительский дом мужа. Настоящий пакистанский обед с традиционными блюдами — пальчики оближешь! А дом проектировал Арсалан сам, ведь он архитектор и уже имеет приличное портфолио. Учился он, кстати, в Москве. Анила и Арсалан вместе со своими друзьями провезли меня по городу и показали самые известные места Лахора, накормили вкусной едой и рассказали много интересного про пакистанский быт.

В визовом центре Лахора мне продлили разрешение на проезд по стране еще на месяц. Это значит, что у меня есть время осуществить давнюю мечту — проехать по Каракорумскому шоссе.

редакция рекомендует
Одна вокруг света в карантин. Отель трехуровневой защиты и вооруженный конвой в Пакистане
Одна вокруг света в карантине. Воспоминания об иранском гостеприимстве и любви к русским

Подпишись на рассылку Forbes
Мы пишем о том, что поможет вам стать богаче

Оставьте ответ

Войти с помощью: