Интересное

Заримания, начало

Николай Бушуев стоял перед зеркалом в одних узеньких красных плавках и любовался своими мышцами. Два последних года он усиленно качал их в качалке на проспекте Ленина-самой крутой в городе. Стероиды новоявленный качок принимал с опаской, берег печень, ибо в нете всяких страшилок полно про то, как качки, нарастив мышцы, помирают от гипоксии или цирроза. Результат трудов сейчас был виден! Пусть на лицо не красавчик, но мышцы что надо!

До молодого Шварценеггера Николай, конечно, не дотягивал, но выглядел отлично. Когда летом гулял по проспекту в одной маечке-то многие оборачивались с завистью.

Завтра его ожидала судьбоносная встреча. Хозяин качалки Виктор “Гора” – старый, матерый качок, пообещал свести Николая с почитателем с самого верха.

-Из администрации сам знаешь кого!

И многозначительно презентовал банку немецкой силиконовой смазки. Вот это все и смущало Николая. После универа получив работу юриста в юридической конторе, он внезапно понял, что застрял по жизни намертво. Богатых и влиятельных родичей нет, денег тоже не видно. Надо находить друзей! И он пошел в качалку, зная по слухам, что состав на ней “голубей” некуда, но туда захаживают влиятельные люди. Ради карьеры можно и пострадать. Не было секрета в том, что в городе можно легко карьеру сделать “через задницу”. Ходили анекдоты про то, как после новогодней вечеринки у заместителя мэра проктолог извлек …огурец. Еще в прошлом году зама губернатора в столице арестовали и посадили за похищение смазливого паренька, ясное дело не для игры в пинг-понг…Поглядывая на банку силиконовой смазки, Николай с внутренней дрожью спрашивал себя-а может быть дать обратный ход? Геем он себя никогда не чувствовал…

Вернуться в рутинную безнадегу юридической пыли? Зато задница цела будет….

…Машка покуривала на скамейке у детской площадки, во дворе дома номер 67,разглядывая гаснущие окна квартир.

Возвращаться домой не хотелось. Опять бабка Маша будет нудеть, и пилить до самого позднего, пока не заснешь. И обматерить старую кошелку не выйдет-глухая как столб фонарный!

Машка жила с бабкой в одной квартире, работала кассиршей в “Пятерочке” и люто ненавидела всех мужиков от восемнадцати до пятидесяти. За презрительные взгляды, за невнимание, за дразнилки ….Много за что.

Местные пацаны боялись Машку как огня: рослая, рукастая, грузная, она как боец сумо могла попереть на любую толпу и, не взирая на последствия побить всех. Случаи бывали, когда стокилограммовая Машка сносила всех на раз.

В результате к Машке липли только субтильные, некрасивые девки в поисках покровительства и защиты. Да, она всех защищала и презирала одновременно. Во дворе ее за глаза именовала “наша лесба” и совершенно напрасно. Машка не была лесбиянкой. Она была девственницей, которую никто не желал. Широкое лицо с прыщами, стрижка под мальчишку и фигура как кирпичный сортир-что в плечах, что в бедрах, что в талии-один размер. Машка страдала от своего внешнего облика и рыдала по ночам в подушку, а утром, запудрив прыщи, топала слоновьей походкой в “Пятерочку”, где на кассе под нею ломалось уже второе кресло. Впрочем, на работе ее ценили, как безотказного кадра, никогда не ошибавшегося при подсчетах бабла и готового работать как сверхурочно, так и по праздникам.

Старый столетний дом, примыкавший к родной “хрущобе” имел гулкий проходной двор, провонявший мочей и прочими человеческими выделениями – место тусняка окрестных гопников.

Громыхнуло железом там, в проходном дворе.

Машка встрепенулась, поднялась со скамейки. Если бомжи решили попереть крышку от канализационного люка-то они сейчас горько пожалеют! Старинную, бронзовую крышку сперли давным давно, там лежала теперь чугунная, литая. В открытый колодец падать-удовольствие поганое – пока еще Водоканал городской новую крышку притащит?!

В тоннеле прохода было темно, но Машка врубила мобильник и в его синем свете увидела открытый колодец и крышку, лежащую рядом.

-Не успели, твари? – ласково спросила Машка темноту. Твари помалкивали.

Машка подошла ближе и посветила в открытое черное жерло.

Пахнуло оттуда не дерьмом и прочим убийственным духом, а солнечным, летним лугом! Ветер из лета, из детства, из деревни. Машка опешила и замерла на месте, наклонившись над колодцем. В ту же секунду колодец всосал ее как голодный итальянец спаггетину….

…Николай все невесело разглядывал банку со смазкой, когда в балконную дверь постучали. На третий этаж!?

На балконе стоял человек, не взрослый, подросток, кажется девчонка, судя по длинным тощим ногам, торчащим из-под короткого платья или свитера.

Жалобный вид ночного гостя не испугал Николая, и он подошел к двери и повернул ручку.

-Как сюда попала?

-Можно войти?- дрожащим голосом спросила девчонка-рыжая, взлохмаченная, так что глаз не видно, только курносый нос и нежный подбородок.

-Ты кто?

“С четвертого этажа сорвалась что ли?!”

Девчонка оказалось босой, дрожащей от холода, макушкой Николаю по грудь. Пахло от нее цветами – луговыми, духманистыми, как в аптечном сборе…

Не ожидая ничего плохого, он посторонился, пропуская гостью в квартиру.

Девчонка встала посредине комнаты, озираясь с любопытством.

-Ты красивый.

-Гм…Ты лучше скажи -сама откуда?

-Из Заримании.

-Откуда?!

“Солей нанюхалась, дура?”

-Эти великие воины твои предки? – продолжала расспросы странная девчонка.

Николай обернулся к стене. Многочисленные плакаты по репродукциям Валеджо с мускулистыми воинами и их фигуристыми подругами занимали всю стену.

“Точно, нанюхалась или накурилась!”

Николай не успел повернуться к гостье. Легкий укол в шею и в глазах все поплыло…..

….Лилду дотянула обездвиженного воина в переходу и остановилась в недоумении. Переходом кто-то успел воспользоваться. Кто-то успел прошмыгнуть в Зариманию и совсем не давно.

Великий Варну будет недоволен!

Помоечный кот без имени и без хвоста наблюдал, как парень в плавках, висящий над землей, перевернулся головой вниз и ухнул в канализационный колодец. Худенькая фигурка последовала за ним.

Крышка люка приподнялась и с легким стуком опустилась на место.

Выждав время, кот осторожно приблизился к люку. Обнюхал его, а потом пометил….

Солнце светило в глаза.

Николай сел на постели одним движением. Проспал! Проспал на работу!

Лучи солнца падали из узкого оконца под потолком низкой хижины, прямо на топчан, прикрытый плетеным матом.

“Где это я?”

Плетеная циновка на полу. Еще одна занавешивала узкий, низкий проход. Парень вышел из хижины под яркое солнце. Метрах в десяти от него журчал по разноцветным камням ручей, скорее даже не ручей, а речушка. Хижина стояла на опушке лиственного леса. Вдалеке над кронами деревьев торчали коричневые скалы. За речушкой, на зеленой поляне водили хоровод голые подростки, все как один рыжие с непричесанными шапками волос.

-Что за фигня?!

-Я тоже не пойму. И мобильник ничего не ловит. Деревня, блин, просто пипец!

Николай обернулся на голос.

В тени хижины сидела Машка из третьего подъезда. Сидела, широко расставив жирные ляжки в черных облегающих штанах и курила сигарету. Джинсовая куртка под необъятной задницей, красная майка туго облегает валики жира на боках.

Парню полегчало. Если Машка здесь-может ничего страшного?

Он подошел, собираясь сесть рядом.

-Отвали. – Буркнула Машка.

-Что?

-Отвали, говорю. Хочешь в тень-иди под дерево.

Парень некоторое время соображал что сделать: сказать что-то колкое или отойди подальше от вредной толстухи.

-Тормоз, ты, Колян. – прищурившись, сообщила Машка и загасила окурок о стену хижины.

-Сама ты…

-Договаривай, пидорок.

Парень задохнулся от возмущения и покраснел.

-Наши гости уже встали и общаются, как я вижу? – вопросил глубокий красивый баритон.

Рослый, мослатый дядька в серой хламиде до пят стоял в паре метров и гладил свою почему-то зеленую бороду до пояса.

-Вы кто? И где я? И почему?! – тут же опомнился Николай.

Дядька загадочно ухмыльнулся в бороду.

-Постой, я сама с ним перетру!

Машка уже оказалась на ногах и надвигалась на незнакомца с неотвратимостью асфальтового катка.

-Я-Варну-вождь и шаман племени слинов. Вы мои гости. – Торопливо сообщил, пятясь, бородатый.

-Если гости – тогда кормить надо! – рыкнула Машка, уперев руки в боки.

-Вот именно! – поддержал землячку Николай.

-Заглохни. – Процедила Машка, не поворачивая головы.

“Вот же стерва!”

-Все уже готово для дорогих гостей-прошу вас.

Вождь и шаман махнул рукой. Возле речушки, на лужайке стоял шатер, похожий на разборную дешевую беседку. Внутри имелся низкий столик, уставленный блюдами.

Машка отодвинула с дороги вождя и шамана и рысцой устремилась к палатке. Грациозная как бегемот.

-Извините ее, она видимо проголодалась. – Сказал Николай. – А все-таки где мы?

-У нас в Заримании.

-Извините, мне это ни о чем не говорит. Это в России?

-Нет, воин, это другой мир. Ни России, ни Америки здесь нет.

-Вы шутите, да? – улыбнулся Николай.

Вождь и шаман не улыбался.

-Идемте в шатер, наше солнце для вас не полезное, там все расскажу.

©OroslanFirsov

Оцените публикацию

-1

Поделиться на Facebook
Твитнуть
Рассказать Вконтакте
Поделиться на OK

Добавить комментарий

Войти с помощью: